Восстановление щитовидной железы: Руководство для пациентов

Что такое «узел» щитовидной железы

Все локальные изменения в щитовидной железе принято называть «узлами». Правильнее — очаговыми образованиями. Не скажу, что слово «узел» полноценно отражает истинный процесс изменений в ткани железы. На мой взгляд, это не совсем удачное название. В моем представлении, узел — это какое-то утолщение на структуре, подобной нити или веревке. Например, нервные узлы (скопления нервных клеток) действительно похожи на скрученные узлы вдоль нервных проводников.

Представьте себе более плотный комочек каши или кусочек творога в сметане. Напоминают ли эти «комочки чего-то более плотного в менее плотной массе» узлы? Но за многие годы именно этот термин стал наиболее употребимым. Что же, пусть будет узел. В конечном счете, важно то, что подразумевается под этим термином. Но все же, многие пациенты не получают от врачей разъяснений о природе узлов. И поэтому могут надумывать и фантазировать себе различные неблагоприятные перспективы ухудшения здоровья, связанные с этими самыми узлами.

Почему врачи не объясняют пациентам механизм формирования узлов? Из-за недостатка времени? Вы считаете, что человек в белом халате знает все, и ему некогда отвлекаться по пустякам? Вы думаете, что невозможно за одну или несколько минут разъяснить пациенту то, что в действительности представляет собой узел? Хотя бы принципиально?

За годы моей практики никто из пришедших ко мне пациентов не знал о том, чем в действительности являются узловые образования в щитовидной железе. А ведь большинство из них побывали до меня на консультациях у других эндокринологов. Многие годы под наблюдением этих специалистов они лечились гормонами. Некоторым из них удаляли одну долю с узлами, а через несколько лет узлы возникали в оставшейся доле железы, где раньше все было благополучно. Часть пациентов годами наблюдали изменения узлов. Но все эти люди не знали о том, что в действительности представляют собой узлы. Многие из них с удивлением воспринимали мои пояснения о сущности узлов щитовидной железы. Для некоторых это было откровением.

Те же из пациентов, кто обратился за помощью впервые, мои слова оценивали как нечто обычное, известное всем врачам.

Так в чем же заключается загадка узлов? Как это часто бывает, нет никакого особого секрета и сложности в понимании возникновения и развития образований щитовидной железы, называемых узлами.

Узел щитовидной железы не вырастает. Это не опухоль, не разрастание ткани! Это преобразование (изменение) участка щитовидной железы. Узел — это часть железы, ставшая заметной при УЗИ или пальпации за счет активной деятельности ее структур, и связанных с этим изменений.

Большинство образований в щитовидной железе — это так называемые «коллоидные узлы». Как вы уже знаете из раздела анатомии и физиологии, коллоид — часть нормальной здоровой ткани железы. В этих узлах, при исследовании их содержимого под микроскопом, находят обычные структурные компоненты (клетки, коллоид, кровь), характерные для здоровой щитовидной железы. Безусловно, в них имеются признаки, отличающие их от неизмененной ткани. Но эти изменения малосущественны и характеризуют лишь избыточное перенапряжение клеток и фолликулов.

Коллоидные узлы — самые доброкачественные из всех узлов. Они наблюдаются более чем в 90 % случаев среди всех узловых образований. Именно о них здесь и расскажу. Об остальных разновидностях узлов вы прочтете в других разделах книги.

Много раз мне придется говорить о функциональном перенапряжении щитовидной железы. Так уж получается, что большая часть случаев заболевания этого органа связана с таким состоянием. Щитовидная железа старается обеспечить все клетки организма своими «энергетическими» гормонами (Т3 и Т4). Ив тех случаях, когда потребность в энергии возрастает (восстановительные процессы в организме, преодоление физических или психоэмоциональных нагрузок, преодоление внешнего холода…), увеличивается функциональная активность железы. Увеличивается выработка гормонов. И все избыточное количество гормонов расходуется на возросшие нужды жизнеобеспечения.

Продолжительная функциональная нагрузка на железу уменьшает ее компенсаторно-приспособительные возможности. И в критический период, когда в дополнении к прочему, под влиянием любой болезни или ином стрессовом состоянии, щитовидная железа начинает перенапрягать свои клетки, появляются узлы.

У большинства людей не все клетки и фолликулы щитовидной железы работают с одинаковым усилием. Только некоторые участки в каждой доле наиболее активны. Именно они и берут на себя ведущую роль по выработке гормонов. Подобная избирательная нагрузка характерна для многих органов. Только часть их структурных компонентов (например, клеток головного мозга, долек печени, нефро-нов почек, альвеол легких) активны или более активны. Это общебиологическая особенность, позволяющая органам одновременно «отдыхать» и «работать».

И поэтому при увеличении функциональной нагрузки на щитовидную железу в первую очередь начинают избыточно работать ее наиболее активные участки. Такая усиленная деятельность сопровождается расширением сосудов в этих местах. И это закономерно. Увеличивается скорость обменных процессов. Требуется больше поставлять к этому участку продукты питания и отводить от него продукты выделения. В том числе гормоны.

В таком активном участке железы изменяется плотность ткани. Его плотность значимо отличается от плотности окружающей ткани железы. И в результате, при ультразвуковом исследовании он становится заметен. Этот участок с иной плотностью и называют узлом. Таким образом, все коллоидные узлы (в том числе и аденомы) щитовидной железы являются видоизмененной частью органа, а не чем-то выросшим. Это не опухоль, не размножившиеся локально клетки и фолликулы!

Рисунок 7. Фрагмент ультразвукового исследования щитовидной железы.
Рисунок 7. Фрагмент ультразвукового исследования щитовидной железы.
  1. гипоэхогенный узел,
  2. хало вокруг изоэхогенного узла.

Вот мы и подошли к пониманию того, что такое узел. Но как он устроен? Это важно! Одно только понимание его устройства позволит вам легко сориентироваться в особенностях узлов, их преобразованиях, стадиях, перспективе лечения и прочем.

В разделе о строении щитовидной железы мы рассмотрели общий принцип ее устройства. Напомню, что она состоит из малых функциональных субъединиц — фолликулов, объединенных сосудами и нервами в большие функциональные единицы — тиреоны. А каждый узел щитовидной железы состоит из группы тиреонов.

Обратите внимание на гипоэхогенный ободок вокруг узла (рис. 7). На иллюстрации он выглядит более темным (даже черным). Сонологи его обозначают как Halo (читается как хало), то есть ореол.

Это и есть расширенная сосудистая сеть вокруг большой группы фолликулов и тиреонов, из которых состоит узел.

Пространственное наложение нескольких расширенных сосудов по границе узла образует большее скопление жидкости (крови) и, поэтому, воспринимаются при УЗИ как менее плотная структура. Напомню, что участки с меньшей плотностью называются гипоэхогенными.

Итак, мы пришли к пониманию того, что узел — это несколько видоизмененная часть ткани щитовидной железы. И теперь, уважаемый читатель, мы подошли ко второй важной части в понимании сущности узлов. А именно к их стадийному преобразованию.

Стадийное изменение узлов

Узел — это не стабильная структура. Это активный, динамически видоизменяемый участок железы. Интенсивный обмен веществ в узлах сопровождается истощением его клеток и межклеточных структур. В результате, со временем, строение узлов становится иным.

Все узловые образования щитовидной железы проходят несколько стадий. Эти стадии видны при ультразвуковом исследовании. Изменение внутреннего строения узлов сопровождается изменением их плотности, что и фиксируется при УЗИ.

Как вы помните, плотность ткани щитовидной железы при ультразвуковой диагностике обозначается эхогенностью, то есть степенью эхо-отражения ультразвуковых волн. Поэтому именно этот критерий позволит нам оценить стадийное изменение внутреннего строения узлов.

Рисунок 8. Схема стадийного изменения узловых образований в щитовидной железе (по данным УЗИ)
Рисунок 8. Схема стадийного изменения узловых образований в щитовидной железе (по данным УЗИ)

Вначале все узлы изоэхогенны. То есть плотность их внутреннего содержимого такая же, как и окружающей ткани железы. На этой стадии они выделяются лишь усилением кровообращения и расширением сосудистой сети вокруг узла, что и формирует гипоэхогенный ободок — хало (рис. 8–1).

В дальнейшем, по мере истощения и гибели клеток и фолликулов, появляются неоднородность ткани узлов. Именно разрушенные фолликулы воспринимаются как гипоэхогенные включения.

Если процесс разрушения клеток и фолликулов увеличивается, то внутри узлов появляются маленькие гипоэхогенные участки. И поскольку слово «разрушение» по-латыни — «дегенерация», а полость, заполненная разрушенными клетками и жидкостью, называется «кистой», то многие врачи-сонологи описывают строение таких узлов так: «Неоднородный узел, с участками кистозной дегенерации». Эта стадия может иметь различную степень выраженности таких изменений (рис. 8–2 и 8–3).

Хочу обратить ваше внимание на одно очень важное обстоятельство. Его важность сопоставима с качеством жизни.

Изоэхогенный или неоднородный узел не следует рассматривать как нечто испортившее щитовидную железу и как то, от чего следует избавиться с помощью операции. Напомню, что узел — это активно функционирующая часть ткани щитовидной железы. И эта ткань вырабатывает особо востребованные организмом гормоны. И до той поры, пока в узле сохраняются изоэхогенные участки, его можно считать полезным в отношении производства собственных гормонов. Чем больше в узле изоэхогенных или близких к ним образований, тем большее количество гормонов вырабатывается. Тем ценнее для организма этот узел!

Да, это изменившаяся часть железы. Да, в этом месте погибло часть клеток. Но он еще полезен!

Приведу простое сравнение. На каком-то участке зуба разрушился кусочек эмали и развился кариес. Неужели врач сразу назначает операцию по удалению зуба? Как правило, нет. Стоматолог удаляет пульпу зуба (нерв и сосуды) и пломбирует дырочку. И этот мертвый зуб еще не одно десятилетие жизни приносит пользу!

Почему никого не смущает присутствие мертвого зуба в полости рта? Почему же столь велико внимание к доброкачественному узлу щитовидной железы, все еще старающемуся выработать необходимые организму гормоны? Вы уверены в том, что нужно «почистить» организм с помощью операционного удаления полезного, но «уставшего» узла? Неужели вы предпочитаете удаление собственного, родного вам источника гормонов введению гормонов с помощью ежедневного приема гормональных таблеток?

Да, вы слышали (возможно, от врачей) о перерождении узлов в злокачественные. Что же, обратимся к научным фактам. Именно факты, а не эмоции позволят нам понять, насколько обоснована такая перспектива. В этом мы убедились на примере расчета объема узлов по отношению к объему доли железы.

Научные исследования не доказали перерождение доброкачественных узлов в злокачественные. То есть гипотеза перерождения в рак необоснованна фактами. Поэтому я придерживаюсь позиции изначального образования недифференцированных клеток (т. е. злокачественных) в щитовидной железе. Другие исследования показали, что злокачественность встречается не более чем в 4 % случаев. Это общеизвестный факт.

Почему же почти в 100 % случаев рекомендуется операция? На всякий случай? Заранее? Или, может быть, учитывая эти сведения и то, что злокачественные процессы в щитовидной железе развиваются очень медленно (десятилетиями), придерживаться наблюдательной тактики? Может быть, рациональнее сохранять источник собственных гормонов?

Думайте и решайте, пожалуйста, сами! Здесь же изложу свое мнение. Считаю, что если все данные обследования свидетельствуют о доброкачественности, и узловое образование продолжает обеспечение организма гормонами, то возможно его сохранение, с обязательным периодическим наблюдением за его состоянием и функцией щитовидной железы.

Но вернемся к стадиям преобразования узлов. Следующая стадия — это полное разрушение ткани узла. В этом случае узел описывается как гипоэхогенный и даже анэхо-генный. Такое изменение плотности связано с истощением или гибелью клеток и фолликулов щитовидной железы. Если от истощения погибает ткань узла, то он преобразуется в полость, содержащую жидкость и разрушенные компоненты ткани (клетки и межклеточные элементы). Это называется кистой.

При ультразвуковом исследовании любая полость, содержащая жидкость выглядит как округлый участок черного цвета. Его называют анэхогенным. Так могут выглядеть сосуды. Например, крупные артерии, проходящие внутри железы. Но сосуды распознаваемы, поскольку они, как правило, расположены в определенном месте, и при повороте узи-сканера из округлой превращаются в продолговатую форму.

Следующие две стадии — это рассасывание содержимого кисты и рубцевание. На стадии рубцевания оставшаяся полость зарастает соединительной тканью, которая является универсальной биологической заплаткой. Этот процесс длителен. Его продолжительность зависит от величины узла, состояния иммунной системы истощенности компенсаторно-приспособительных возможностей организма в целом и щитовидной железы в частности. Иногда, для ускорения рубцевания применяют склеротизацию кисты.

Если вы наблюдали заживление поверхностной раны, то могли видеть образование на ее месте рубца. Этот процесс восстановления раны всегда сопровождается развитием специальной заплатки из соединительной ткани. Со временем (обычно это месяцы или годы), в зависимости от величины раны и, соответственно, рубца, количество соединительной ткани уменьшается. Рубец истончается. Уменьшается. И даже может полностью исчезнуть из видимости. То же происходит и в щитовидной железе.

Что известно о стадийности узлов

В предыдущем разделе вы узнали о стадийном преобразовании участков щитовидной железы, которые называют узлами. Следует сказать, что это вовсе не распространенное знание. О нем невозможно прочесть в большинстве современных руководств и монографий по заболеваниям щитовидной железы.

Когда много лет назад я начинал изучать особенности изменений в щитовидной железе, мне приходилось видеть разные по внутреннему строению узлы. По отношению к ним возникало два типа вопросов. Первая часть вопросов выражала наиболее распространенный взгляд на узлы. Доброкачественные или злокачественные? Оперировать или не оперировать? Автономный токсический (т. е избыточно продуцирующий гормоны) или «спокойный», нетоксический узел?

Вторая часть вопросов были исследовательского характера. Они помогали мне понимать природу узлообразования, развитие и преобразование узлов. И, конечно, прогноз. Почему узлы образуются часто преимущественно в одной доле железы? Почему несколько узлов одной доли или двух долей отличаются своим внутренним строением (эхогенностью, однородностью)? Как сочетается появление и преобразование узлов с изменением функции железы? Почему одни узлы обратимы и «исчезают» при контрольном ультразвуковом исследовании, а другие остаются?

Мое внимание было устойчиво сосредоточенно на анализе механизма появления и развития узлов. Наконец, когда я был готов к ответу на большинство вопросов, в моей практике начали появляться пациенты с результатами УЗИ за несколько лет.

Обычно, в большинстве случаев обращений пациентов к врачу, приходится оценивать результаты УЗИ за последний год. Часто бывает так. Какой-нибудь врач (кардиолог, гинеколог, терапевт), на всякий случай, направляет пациента на исследование щитовидной железы. И… обнаруживают узлы. Пациент направляется к эндокринологу. От него — к хирургу. Получает настоятельную рекомендацию к удалению узлов или малорезультативно «лечится» гормональными препаратами. Когда ни то ни другое не устраивает, то пациент вновь ищет возможность рационального пути восстановления. Обращается к другим врачам. В том числе и ко мне. И все эти события, как правило, происходят в течение одного года. Реже — несколько большего периода.

За этот срок обычно проводится или одно, или три ультразвуковых исследований. Но они мало отличимы друг от друга. Поэтому сделать вывод о развитии и преобразовании узлов невозможно.

Когда же пациент наблюдает за своей щитовидной железой много лет (иногда и по инициативе врачей), то предстает очень интересная картина. Один из таких случаев постараюсь описать.

Ко мне за помощью обратилась пациентка 28 лет. Во время консультации выяснилось, что недавнее УЗИ показало присутствие узла в левой доле щитовидной железе. Этот узел был неоднородным. В нем появились участки истощенности клеток и фолликулов в виде гипоэхогенных зон. Когда же я обратился к протоколам УЗИ, сделанным 6 и 5 лет назад, то обнаружил, что в первое исследование (1998 г.) выявило изоэхогенный узел в левой доле, второе исследование (1999 г.), проведенное на том же аппарате не обнаружило узла. Пациентка рассказала, что врач пояснил отсутствие узла тем, что, по-видимому, он в прошлый раз принял за узел индивидуальную особенность состояния сосудов в этом месте железы. Это обстоятельство, безусловно, порадовало и успокоило тогда пациентку. Но как оказалось, преждевременно.

Через несколько лет (в 2004 г.) вновь при УЗИ был выявлен узел в том же месте левой доли. Несколько большего размера, по сравнению с узловым образованием, описанным в первом протоколе УЗИ. Вместе с тем, появился новый изоэхогенный узелок. Конечно, этот процесс формирования узла сопровождался снижением функциональной способности щитовидной железы.

Периодически мне приходится слышать от пациентов о том, что узлы в их щитовидной железе «исчезали» и через некоторое время появлялись вновь. И это они контролировали с помощью УЗИ. Не так давно, ко мне обратилась мама 16-летней пациентки с просьбой прокомментировать назначения врачей. И в своем сообщении поведала очень интересные факты.

При обследовании ее дочери обнаружили признаки функциональной слабости щитовидной железы (гипотиреоз) и изоэхогенный узел в одной из долей железы. Назначили прием гормонального препарата. Но принимать таблетки не хотелось, а впереди был летний сезон. Вместе с дочерью они уехали отдохнуть на юг. Там они пробыли около месяца. Девочка чувствовала себя хорошо. Каково же было их удивление, когда в сентябре, при контрольном обследовании они не обнаружили узла в железе, а состояние гормонального обмена (по анализу крови) значительно улучшилось.

И только к концу зимы у 16-летней пациентки вновь ухудшилось самочувствие. При ультразвуковом исследовании снова в том же месте определили узел. Анализ крови показал увеличение ТТГ (т. е. признак ослабления железы). И по настоянию врачей, пришлось начать прием гормональных средств. Позже, мама с дочерью побывали у меня на приеме. И всю эту историю в более подробном изложении я услышал во время консультации.

Эти и подобные случаи позволяют наблюдать за появлением и изменением состояния узлов. Таким образом, у меня сформировалось важное знание. Понимание динамического процесса в функционально напряженной щитовидной железе.

Несколько позже, я нашел подтверждение своим выводам (представлению о причинах и стадиях преобразования узлов) в одной из наших отечественных монографий. Вышедшая в свет книга санкт-петербургского профессора Олега Константиновича Хмельницкого позволила мне утвердиться в своей теории.

Цитологическая и гистологическая диагностика заболеваний щитовидной железы
Цитологическая и гистологическая диагностика заболеваний щитовидной железы

Эта монография вышла в 2002 г. небольшим тиражом. Всего 1500 экземпляров. Называется она «Цитологическая и гистологическая диагностика заболеваний щитовидной железы». Это библиографически редкий литературный труд такой тематики в России! Иначе говоря, это единственная книга об особенностях строения патологически измененной щитовидной железы, изданная на русском языке в России, если не считать книги Н. Ю. Бомаш.

Замечательная книга О. К. Хмельницкого все еще печально стоит на полках книжных магазинов, дожидаясь своих читателей — врачей.

В книге весьма высокопрофессионально приводится описание всех изменений в щитовидной железе с позиции строения клеток и ткани. Эта книга замечательна тем, что каждая разновидность патологических изменений не только подробно описана и представлена в схематичном и естественном виде, но и содержит клинические пояснения и комментарии, насколько это возможно с позиции врача-цито-гистопатолога. Иначе говоря, автор не только подробно изложил сведения об изменении клеток и ткани в железе при различных заболеваниях органа, но и постарался объединить эти знания с пониманием причин возникновения болезни и особенностями ее проявления.

В этой книге почти нет никаких сведений об ультразвуковом исследовании железы. Эта книга о том, как производить современную профессиональную оценку материалу, полученному в результате пункционной биопсии (изъятия клеток из железы путем прокола) или в результате операционного изъятия ткани. Тем не менее, эти сведения совместно с данными УЗИ позволяют лучше понимать происходящие изменения в щитовидной железе. Они раскрывают сущность того, что врачи-сонологи определяют путем ультразвукового исследования.

Вот что пишет доктор О. К. Хмельницкий о стадийности: «Длительно существующий узловатый нетоксический зоб является многостадийным процессом, который протекает асинхронно на территории органа и заканчивается обычно регрессивными изменениями паренхимы в образовавшихся узлах вплоть до фиброза».

Справка:

  • фиброз — это процесс образования и развития соединительной ткани, (синоним — рубцевание);
  • зоб — изменение щитовидной железы с образованием в ней узлов или общего увеличения ее объема;
  • паренхима — это ткань органа.

Переведу цитату на бытовой язык: «Длительно существующие узлы в щитовидке проходят несколько стадий изменений. Несколько узлов одновременно могут находиться на разных стадиях. В итоге, все изменения в узлах завершаются разрушением их содержимого (клеток и пр.) с образованием рубца».

Это предложение очень емкое. Оно выражает сущность узлового процесса. Но, помимо этого предложения, в книге почти отсутствует последующее подробное описание многостадийного процесса. Причины этого ясны. О них пишет сам О. К. Хмельницкий.

Он сетует на профессиональную разобщенность вра-чей-клиницистов (эндокринологов, терапевтов) и врачей аналитиков (цитопатологов, сонологов, рентгенологов). Врачи-аналитики находятся в «отрыве» от пациентов. Они не знают особенностей появления и развития их заболевания. С другой стороны, клинические специалисты не удосуживаются глубоко исследовать нюансы «поведения» клеток и фолликулов в железе. Поэтому в большинстве случаев малознакомы со спецификой цитологической и гистологической диагностики.

И поскольку монография О. К. Хмельницкого посвящена цитологии и гистологии (т. е. клеткам и ткани), а не УЗИ, в ней естественно не уместна и разработанная мною схема (рис. 8). Впрочем, стадийность процесса не представлена и в руководствах по ультразвуковой диагностике.

Со времени выхода указанной книги прошло шесть лет. Увы, полуторатысячный тираж этой книги до сих пор не разошелся среди врачей. Она все еще продается в магазинах. Если учесть, что помимо цитопатологов, монография профессора О. К. Хмельницкого должна быть востребована в среде эндокринологов, гинекологов-эндокринологов, педиатров-эндокринологов, онкологов и хирургов, то тираж книги должен быть больше в десятки раз.

По моему мнению, это свидетельствует о низком профессионализме эндокринологов, довольствующихся лишь знаниями, полученными на курсах усовершенствования. Можно лишь сожалеть о нежелании большинства специалистов самообразовываться в главном направлении своей деятельности.

«Солидный» узел

Одна из пациенток обратилась ко мне после контрольного ультразвукового обследования железы. На ее лице, в движениях и голосе выражалось обеспокоенность нарастающим ухудшением.

— Как же так, я пришла на УЗИ, а врач начал говорить мне, что у меня очень большой узел и нужно срочно оперироваться. Он так и написал: солидный узел.

— Позвольте, я ознакомлюсь с результатами обследования, — предложил я.

— Пожалуйста, — ответила пациентка, протянув мне заключение УЗИ.

Я начал внимательно изучать описание ультразвукового обследования щитовидной железы. В заключении, помимо выводов о характере изменений, значилось — «солидное узловое образование… Этот же узел в описании УЗИ характеризовался как «однородный изоэхогенный».

— Видите, какой большой узел!

— Да, действительно, узел больших размеров. Но он доброкачественный…

— Мне врач-узи говорил, что узел огромный. Он так и написал — солидный. Сказал, что нужно обязательно оперироваться. Я даже ночью плохо спала после того, что он наговорил мне.

— Как Вы сказали? Солидный? — переспросил я, — Этот термин означает наполненность, то есть содержащий не полость с чем-то, а биологическую ткань. В данном случае обычную ткань щитовидной железы. И произносится это слово иначе. Ударение нужно ставить не на второй, а на первый слог.

— А я то думала, зачем это врач написал так эмоционально…

— Применяя термин «солидный» врач хотел показать, что внутри выявленного им очагового образования присутствует ткань железы. Думаю, оно не совсем уместно в протоколе УЗИ по двум причинам. Во-первых, это может влиять на психическое состояние пациента, который, пытаясь сам разобраться в состоянии своего здоровья, внимательно вчитывается в описание УЗИ. Во-вторых, из-за того, что этот термин относится к патологоанатомическим изменениям и применяется специалистами-патологами при гистологическом исследовании.

Что важнее узлов?

Очень часто все внимание пациентов сосредоточено только на выявленных узлах. Как правило, для них ничто более не значимо в отношении самой щитовидной железы как узлы. Не редко, вся консультационная беседа по инициативе пациента начинается и сводится к узлам.

— Расскажите, пожалуйста, о том, что Вас беспокоит, — обычно предлагаю я пациентке во время консультации.

— У меня узел в щитовидной железе, — отвечает она.

— Как именно этот узел себя проявляет? — уточняю я, пытаясь выяснить особенности самочувствия.

— Никак. Я сделала УЗИ. И там обнаружили узел, — слышу в ответ.

— Т-а-а-к? — стараюсь я интонацией побудить к дальнейшему рассказу о себе.

— Вот, обнаружили узел… И что, скажите, его нужно удалять? А можно как-то без операции?

В результате удается выяснить, что пациентку, например, беспокоят слабость, выпадение волос, сухость кожи, зябкость и дискомфорт в шее. После уточнения самочувствия пациентки, провожу обследование и выясняю характер узла по данным УЗИ, сканирования, термографии железы и результатам цитологического исследования содержимого этого узла. Определяюсь и с функциональным состоянием щитовидной железы. Если выявляю, что узел доброкачественный, коллоидный, то поясняю, каким образом он сформировался, и что его ожидает в дальнейшем без операционного удаления.

Рассказываю о том можно ли ожидать обратное преобразование узла, или его состояние будет изменяться в соответствии с уже знакомыми вам стадиями. При этом всегда обращаю внимание на более важное обстоятельство — причину и повод образования узлов! Не бывает беспричинных изменений в железе. И очень важно не только разобраться со следствием — узлом, но и восстановить нормальную деятельность органа. Но, к сожалению, эти слова не воспринимаются сознанием пациентки, абсолютно сосредоточенной на «узле».

Часто приходится рассматривать случаи появления новых узлов. Например, был один, а через 2–3 года обнаружили еще три. Также часты случаи, когда после удаления одного узла через некоторое время вновь появляются узлы в том месте железы, где ранее их небыло. Такие случаи должны заставлять задумываться!

Если узел доброкачественный и его появление вызвано нарушением функции железы, то в первую очередь следует задуматься о восстановлении нормальной работы щитовидной железы. И если такой узел способен производить гормоны — оставьте его под наблюдением. Это не рискованно, и лучше ежедневного приема гормональных препаратов.

Напомню, что появление узлов вызвано функциональной перегрузкой железы. Удаление узловых образований не устраняет причин их образования. Без восстановления оптимальной деятельности щитовидной железы, без восполнения ее компенсаторно-приспособительных возможностей можно ожидать появления новых узлов.

Присутствие узлов в железе следует оценивать как адаптационную перестройку ткани железы в ответ на недостаток обеспечения гормонами организма. Поэтому, восстановление функциональной способности щитовидной железы за счет компенсации условий в организме позволяет не только улучшить состояние уже имеющихся узлов и предотвратить появление новых, но и оказать требующуюся организму помощь.

Обратимость узлов

Как-то, очередной раз «зашел» в Интернет, на Форум своего сайта. Из нескольких сообщений сразу же обратило на себя внимание следующее: «По анализу крови доктор-индокринолог открыл у меня заболевание щитовидки, прописал гормоны которые я принимала год. После анализа УЗИ у другого доктора в этом году оказалось у меня нет никаких узлов и никогда не было, я здорова. Как же это, я зря принимала таблетки? Может так быть? Кому верить?».

Наверно, ваше внимание выделило подобные случаи, которые демонстрируют вероятность обратного развития узлов. Действительно, это научно известный факт. Но следует уточнить, какие именно узлы обратимы.

После прочтения подраздела «Стадийное изменение узлов» мы выяснили две важные особенности. А именно, что представляют собой узлы и почему происходит последовательное, постадийное изменение их состояния. Это знание и поможет нам понять, какие из «узлов» обратимы.

Напомню сущность «узлового» процесса. Несколько упрощено, узловые образования можно представить как избыточно работающую ткань щитовидной железы, в которой изменяются и, со временем, от истощения гибнут клетки, преобразуется состояние сосудов и межклеточного вещества.

В начале этого процесса не наблюдается массовой гибели клеток и других необратимых изменений. Поэтому на этой стадии возможно абсолютное восстановление — исчезновение «узлов». По описанию УЗИ, это изоэхогенные образования.

В дальнейшем, разрушение клеток провоцирует возникновение своеобразного анатомического кризиса — необратимости. В заключении УЗИ такие «узлы» могут быть представлены как «неоднородные» очаговые образования.

Это не должно вас как-либо беспокоить, поскольку взамен разрушенной ткани, спустя соответствующий регенераторной скорости срок, возродятся новые клетки и фолликулы.

Пожалуйста, оцените статью:
1 звезда 2 звезды 3 звезды 4 звезды 5 звезд
Оценок: 17
Загрузка...
  1. Никто еще не оставил комментариев – станьте первым!
Добавить комментарий

Введите цифры изображенные на картинке

Даю согласие на обработку моих персональных данных.